Архитектор Константин Тон и судьба одного из его творений. (Собор святой Великомученицы Екатерины в Царском Селе)

Лето 2006 года  я провел в Пушкине. Работая на пленере, я обратил внимание на большой строительный котлован, огороженный высоким забором  на месте центральной площади у Гостиного двора. Эта большая площадь  ограничена улицами Пушкинской, Московской, Оранжерейной и Леонтьевской. В центре ее стоял памятник Ленину. В 90-е годы рядом с ним был установлен памятный деревянный крест, надпись на котором повествовала о том, что на этой площади находился главный храм Царского Села — собор святой великомученицы Екатерины, созданный по проекту выдающегося русского архитектора Константина Андреевича Тона.

Как я узнал позже, вышеупомянутый котлован, который я увидел на площади, был вырыт именно в связи с археологическими раскопками фундамента  храма, призванных решить вопрос о восстановлении собора на прежнем месте, подобно тому, как был восстановлен Храм Христа Спасителя в Москве.

Автор проектов этих соборов – архитектор Константин Андреевич Тон – специалист, заслуги которого в области зодчества трудно переоценить. Он оставил богатое наследие. И поныне многие здания, архитектурные сооружения, созданные по его проектам, мы можем видеть на улицах наших городов. Он строил в Москве и Петербурге, Новгороде и Пскове, Казани и Томске. Храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский дворец в Москве, Московский вокзал в Петербурге, церковь святых  апостолов Петра и Павла в Петергофе, Владимирский собор в Севастополе – вот далеко не полный перечень тех построенных мастером  зданий которые широко известны в нашей стране.

Неоценимы заслуги Тона и перед Российской Академией художеств, в стенах которой он, можно сказать, провел большую часть своей жизни: в начале как студент, затем как профессор, и в течение 17 лет (с 1854 по 1871гг.) в качестве ректора по архитектурной части. Помимо преподавательской и административной  деятельности Тон активно включился в работу по перестройке и улучшению самого здания Академии Художеств и его окружения. По его проекту были созданы одни из главных интерьеров – конференц-зал и библиотека (перестроенные впоследствии в середине 60-х годов XIX века под его наблюдением его учениками), а  также домовая церковь святой Екатерины (освящена в1837 году). Пристань у Академии Художеств со знаменитыми древнеегипетскими сфинксами, ставшими впоследствии одним из главных символов Санкт-Петербурга – также является творением этого мастера.

К.А.Тон был широко образованным человеком и в совершенстве знающим свое дело специалистом. Он был прекрасно подготовлен в Академии Художеств, где его учителями были А.Д.Захаров, А.Н.Воронихин, Тома де Томон, и где он провел 12 лет. После окончания Академии  в 1815 году он получил 2-ю золотую медаль за проект правительствующего Сената, что давало право на заграничное пенсионерство. Но, по ряду обстоятельств от него не зависящих, его поездка отложилась на 4 года. И только в 1819 году он отправляется в Италию, где глубоко изучает античное архитектурное наследие. Помимо Италии Тон некоторое время живет в Париже. Там он посещает занятия в Политехнической школе, где, по тем временам, наилучшим образом преподавались инженерно-строительные дисциплины лучшими специалистами в Европе.

Эти знания пригодились молодому зодчему на родине. К ним добавились разнообразные сведения о памятниках древнерусской старины. К.А.Тон был одним из первых наших архитекторов, который опирался на комплексное изучение мирового архитектурного наследия и творческое его применение в строительной практике. Он отошел от строгих догм классицизма. Новаторство метода К.А.Тона заключалось в  свободе логически обоснованного, не скованного канонами выбора решения.[11.180]

К.Тона можно считать основателем  такого стилевого направления в русской архитектуре как эклектика, опирающегося на метод «умного выбора» различных исторических стилей. По мнению А.П.Брюллова – современника и творческого единомышленника К.А.Тона, «архитектура есть, прежде всего, искусство распределять и комбинировать пространство».[11.168-183] Роль архитектора мыслилась как роль главного строителя и организатора. Строительство при нем не начиналось без инженерно-геологического обследования территории. В главу угла ставились поиск точного конструктивного решения и точный расчет, и как результат этого – экономичность строительства и эксплуатации здания, а также удобство и польза для людей, для которых оно и предназначалось. Внешний же облик здания, по мнению Тона, должен быть тот, который «приличен сущности дела».[13.49]

В те времена читалось, что все архитектурные стили, которые можно было создать, уже созданы. Появление этих стилей было обусловлено многими факторами : историческими, географическими, климатическими и пр. Они были подсказаны, разным народам опытом  строительства. В тоже время, классицизм мыслился  архитекторами того времени не как единственный архитектурный  стиль, приемлемый для зданий, различных по своему назначению. Жилище сапожника не должно походить на античный дом с перистилем, а прачечный сарай не уподобиться древнегреческим или древнеримским храмам  с портиками. Соответственно, внешний облик русского православного храма должен напоминать древнерусские церкви – храмы наших предков. Было положено начало тщательному изучению памятников Древней Руси. По инициативе А.Н.Оленина братьями Ефимовыми проводятся обмеры московских, владимирских, киевских памятников. По его же инициативе была предпринята экспедиция Академии наук под руководством К.М.Бороздина. Очень часто художники и зодчие вдохновлялись изображениями древнерусских памятников в пейзажах  Ф.Я.Алексеева, М.Н.Воробьева, А.Е.Мартынова, в московских зарисовках Д.Кваренги. Очень большую роль в обращении к нашей древней истории сыграл и тот всеобщий патриотический подъем, который был победой в Отечественной войне 1812 года. Появилась потребность в создании своего рода идеального образа древнерусского храма. В 1835 году К.А.Тон встретился с обер-прокурором Синода С.Д.Нечаевым, который по рекомендации А.Н.Оленина предложил архитектору собрать атлас образцовых церквей.

В первый атлас вошли проекты церквей К.А.Тона 1830-1834 гг. Второй атлас вышел в свет в 1844 году. К вышеупомянутым церквам были добавлены проекты деревянных и бесстолпных церквей. Но «зарождающаяся русская архитектурная наука руководствовалась концепцией заимствований, согласно которой, русское зодчество, трактовалось как конгломерат почерпнутых в иных архитектурах приемов и форм.»[13.91] В частности стиль древнерусских памятников архитектуры как бы подразделялся на несколько стилей. Помимо русского существовали, например ломбардский, византийский стили.

Тон творчески подходит к поставленной задаче. При своих обширных знаниях древних русских памятников он их не копирует слепо. Тоновские храмы можно  свести к нескольким типам – это крестово-купольный четырехстолпный храм, бесстолпный храм, церкви, сочетающиеся с притвором и колокольней. В то же время Тон отталкивается «не от конкретного образа, а от типа, созданного древними мастерами… он меняет пропорции планов церквей. Новые церкви имеют план в виде квадрата, в то же время планы древних памятников, как правило, были удлинены направлении восток-запад».[13.91]

Употребляя все свои знания и опыт архитектора и инженера-конструктора, он по-своему решал конструктивные задачи при строительстве храмов, делая условия пребывания людей в этих зданиях более комфортными, экономя в то же время строительные материалы. Тон стремится расширить внутреннее пространство храма за счет облегчения его конструкций, уменьшив толщину стен и пилонов, сокращается площадь опор. В помещении церквей Тон устраивает калориферное отопление, создавая, тем самым, дополнительный комфорт для прихожан.

Что касается декоративного оформления фасадов, многие детали Тон почерпнул из древнерусской архитектуры: арочки, кокошники, аркатурные пояса, лопатки, но симметрия, центричность планов, крупные членения фасадов, сопоставление крупных объемов, все это свидетельствует о влиянии классицизма.

Русский стиль – пишет коллега и единомышленник К.Тона И.Свиязев, — «способен к дальнейшему совершенствованию и развитию…» Он «относится к стилю древних русских имеет точно такое отношение, как стихи Пушкина, к Песне о полку Игоря, которая также писана по-русски, но как?»[13.94]

В русском стиле и был построен собор святой великомученицы Екатерины в Царском Селе. Проект ее был создан в 1831 году. Освящен храм был в 1840 году. До постройки этого храма главным храмом в Царском Селе была небольшая Знаменская церковь, построенная еще в 40-е годы XVIII века, расположенная рядом с Екатерининским дворцом и Императорским Лицеем. Возле этой церкви и сформировался торговый и деловой центр Царского Села. С годами значение Царского Села как императорской резиденции возрастало. Город расширялся. Население увеличивалось. Еще в начале века были срыты оборонительные валы по границам города и проложена современная Московская улица.

Маленькой Знаменской церкви для нужд местного населения не хватало. Поэтому императором Николаем  I было принято решение о строительстве большого кафедрального собора на 2000 человек, строительство которого финансировалось из царской казны.

Свои храмы Константин Тон умел идеально вписывать в окружающие ландшафт и городскую застройку. Место для собора св. Екатерины было выбрано на возвышенности в центре города. Высота самого храма позволяла его  воспринимать не только с близкого расстояния, что было очень важно. В частности, собор был прекрасно виден со стороны первой в России железной дороги от Петербурга до Царского Села и  построенной по проекту Тона железнодорожной станции.

Очень похожий по своему силуэту на храм Христа Спасителя в Москве, построенную до этого церковь святой Екатерины на Калинкином мосту в Петербурге, церковь святых Петра и Павла в Петергофе, при своих немалых размерах, он не казался подавляющим и массивным. Пятиглавый четырехстолпный, центрический в плане храм, о котором мы можем судить только по фотографиям, чертежам, свидетельствам современников, смотрелся удивительно легким. Композиция его фасадов не была перегружена декором.  Гладкая поверхность стен, была, как бы, прорезана узкими высокими окнами с полуциркульными завершениями, находящими отклик в силуэтах позакомарных перекрытий. Крупный арочный декор делал поверхность подкупольных барабанов более  рельефной и выразительной. Входы в храм были отмечены глубокими перспективными порталами с полуциркульными завершениями. Внутри в храме помимо главного алтаря  существовали еще два придела, появившиеся в 1852 году,: справа – святого Благоверного князя  Александра Невского, слева – святых равноапостольных Константина и Елены. Сохранился линейный рисунок иконостаса, который в натуре был высотой: 6,5 сажен(1 сажень равна 2,13 м) выполненный самим Тоном. Симметрия легкость и стройность пропорций, изысканность линий – все это роднит его с лучшими традициями искусства классицизма.[14.5]

Пятиярусный иконостас в свое время был позолочен. Иконы первого яруса были покрыты серебряными позолоченными ризами, собранными на народные пожертвования.

В ризнице собора хранился крест с мощами св. Федора Тирона и Варвары Великомученицы, образ с частицей мощей св. Авраама, ковчег с частицей мощей св.Великомученика Георгия Победоносца и ризы Пресвятой Богородицы,

серебряный потир с дискосом, крест и евангелие, хранящееся в ризнице — дар Императрицы Екатерины II Софийскому собору в 1783 году. Кроме перечисленных святынь и образов особенное внимание обращали на себя находящиеся в алтаре «Распятие» А.Ван Дейка и «Слава Богородицы» Паоло Веронезе.

Первоначально собор был внутри расписан в светлых тонах. Но при реставрации в 1894 году архитектором С.А.Данини, когда была возобновлена и позолота куполов, сильно пострадавшая при пожаре старого деревянного Гостиного двора, собор был расписан в темных тонах.

В  Царском Селе,  сочетавшем в своей жизни черты тихого уездного городка и блистательной петербургской столицы, Екатерининский собор занимал особое место, являясь крупнейшим приходским храмом города среди преобладавших в нем церквей дворцового и военного ведомств.

В этом соборе, в 1912 году крестили Льва Николаевича Гумилева, здесь был похоронен главноуправляющий Царского Села Яков Васильевич Захаржевский.

После 1917 года история собора превратилась в драму и логически шла к своему  трагическому концу. Эта глава в истории собора  была начата с гибели первого новомученика Петроградской епархии протоиерея Иоанна Кочурова – всю свою жизнь посвятившего пасторской и миссионерской деятельности, любимого своей паствой и высоко ценимого святителем Тихоном – первым Патриархом Всея Руси после восстановления патриаршества.

Через несколько дней после Октябрьского переворота, 30 октября 1917 года к Царскому Селу двинулись отряды вооруженных красногвардейцев, матросов и солдат. Население было в панике. Многие люди устремились в православные храмы, стремясь найти какое-то успокоение. Екатерининский храм был наполнен до отказа. После особого молебна о прекращении междоусобной брани протоиерей Н.И.Смирнов вместе с другими соборными священниками отцом Иоанном Кочуровым и отцом Стефаном Фокко совершили крестный ход вокруг храма.

Не встретив никакого сопротивления, отряды большевиков вошли в Царское Село утром 31 октября. Начался обход квартир и аресты офицеров. Священника Иоанна Кочурова арестовали, отвели на окраину города к Федоровскому собору, и там расстреляли якобы за то, что он молился о победе казаков.

Впоследствии отец Иоанн был похоронен  в Екатерининском соборе, а его безвинная гибель явилась причиной обращения Епархиального совета Петербургской епархии «К духовенству и приходским советам Петроградской епархии» о материальном вспомоществовании семье отца Иоанна Кочурова и семьям других погибших за веру священников. В 1994 году отец Иоанн Кочуров был официально признан новомучеником российским.

А дальше судьба собора , как судьба многих храмов в период советского богоборчества была предрешена. Первого  июня 1938 г. президиум Пушкинского райсовета возбудил перед президиумом Ленсовета ходатайство о закрытии собора и сносе «как не представляющего собой культурной ценности»… Ходатайство было удовлетворено. По постановлению президиума Леноблисполкома от 11 июля 1938 г. Екатерининский собор был закрыт, а спустя год — в июне 1939 г. — взорван.

По словам очевидца, белой ночью 5 июня 1939 года: «Внезапно раздался оглушительный взрыв. Собор подлетел вверх, приподнялся над землей, словно могучий русский богатырь поднялся со своего насиженного места, увлекая облако пыли за собой, и так же внезапно рухнул, как подкошенный, точно съехал на землю«.[15]               Второй храм Константина Тона постигла трагическая участь в результате бесчеловечного по своей сути политического акта. В этой связи  небезынтересно отметить факт искусствоведческого обоснования грубого, можно сказа акта вандализма. Легче всего было объяснить этот случай тем, что  постройки Тона не относятся к шедеврам русской архитектуры, а лишь выражением верноподданнических чувств и знаменитой триады николаевских времен – «самодержавие, православие, народность». Даже отношение современников к творчеству мастера было неоднозначным, даже вовсе несправедливым. В.В.Стасов называл  Тона грубым необразованным каменщиком, А.И.Герцен считал византийский стиль Тона «диким». В то же время его высоко ценили коллеги по Академии за высокий профессионализм. Именно, будучи ректором по архитектурной части, Тон особое внимание уделял преподаванию инженерно-строительных дисциплин. Он считал, что архитектурное проектирование не должно замыкаться только на рисовании фасадов. Будущие архитекторы проходили практику на строительстве Храма Христа  Спасителя. По достоинству заслуги зодчего были оценены зарубежными коллегами. Он был членом и членом корреспондентом ряда итальянских академий, а также почетным членом и членом корреспондентом Королевского института Британских архитекторов. Но именно первая точка зрения на творчество Тона была определяющей в 30-е – 60-у годы прошлого века. И только, начиная с  80-х годов XX столетия, архитектура Тона и  всего периода творчества мастера была объективно оценена.[8.251-259][12.160][11.168-183]

И вот теперь, в связи с археологическими раскопками храма святой Великомученицы Екатерины, мы опять столкнулись с проблемами исторической справедливости – справедливости к творению мастера, к труду которого проявили безразличие и неуважение, к людям, похороненным в этом храме, трудившихся на благо страны и города, где они жили, людям, отдавшим жизнь за веру и все то лучшее, что создало человечество, и, наконец, к простым жителям Царского Села, шедшим в храм в дни свих радостей и горестей. Храм решено восстановить к 2010 году, к 300-летию Царского Села по решению КУГИ, общества охраны памятников при материальной поддержке спонсоров. На  раскопанном фундаменте, который прекрасно сохранился со времен постройки храма, по архивным чертежам, найденным в московских архивах, будет построен новый храм, точная копия построенного Тоном. И, хотя по сути, это будет заново построенное здание, возможно и храм, и площадь вокруг него явятся символом пробудившейся человеческой совести, укрепившейся веры и народного единения.


Литература

 

  1. История русского искусства. В 13 т./Под ред. И.Э. Грабаря, В.Н. Лазарева и B.C. Кеменова. М., 1953–1969.Искусство первой трети XIX века // Архитектура. История русского искусства, Т.8 Кн.1, 1963.
  2. Всеобщая история архитектуры в 12-ти тт.,  т. 6,М., 1968, 536  c.
  3. Антонов В.В. Предки архитектора Тона. История Петербурга. 2002, № 3, c. 21-25
  4. Бестужева С. Памяти великого зодчего. Огонек, 1994, № 48-49, c.32-35
  5. Биографический очерк ректора архитектуры. К.А.Тона. В кн. Отчет Императорской Академии Художеств с 4 ноября 1864 года по 12 сентября 1865 года. С. 97 – 119
  6. Булгаков Ф.И. Храм Христа Спасителя в Москве. В журн. «Вестник изящных искусств». 1883. Т. I, вып.4. С. 623 -635
  7.  Город Пушкин. Историко-краеведческий очерк-путеводитель. Составитель Г.К. Козьмин. СПб, 1992, 318 c.
  1. Кириченко Е.И. К.Тон. В кн. «Зодчие Москвы», кн.  I, М., 1981, с. 251 – 259
  2. Лисовский В.Г. На рубеже Классицизма и эклектики. В журн. «Строительство и архитектура Ленинграда», 1981, №  8, с. 34 – 36
  3. Рудницкие Л. и М. Исчезновение бронзовых грифонов перед Академией Художеств. Старые годы. 1909, № 6, с. 336 – 337
  4. Славина Т.А. Константин Тон. Зодчество 3(22). Сб. Союза архитекторов СССР, М.,1989, с. 168 – 183
  5. Славина Т.А. Константин Тон (Зодчие нашего города), Л., 1982, 325 c.
  6. Славина Т.А. Константин Тон. Л., 1989, 376 c.
  7. Церкви, сочиненные архитектором, профессором архитектуры Академии Художеств, Константином Тоном, СПб, 1838, 35 c.

Материалы, почерпнутые в Интернете:

15.http://www.pushkin-town.net/.pushkin/rus/nowhram.htm (последний вход -07.05.2010)

16.http://www.spb300.osis.ru/vek19/F19/1831-1840/1840.shtml

(последний вход-   07.07.2010)

17. http://ru.wikipedia.org/wiki/Екатерининский_собор_(Пушкин) (последний вход-

07.05.2010)





Индекс цитирования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CommentLuv badge