Галерея натюрмортов. Still-life gallery

Галерея натюрмортов. Still-life gallery: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CommentLuv badge

Галерея натюрмортов. Still-life gallery

Галерея натюрмортов. Still-life gallery: 1 комментарий

  1. Doc

    I together with my friends happened to be taking note of the best things from your web blog then at once came up with a terrible suspicion I never expressed respect to the website owner for those techniques. Those guys are already absolutely excited to study all of them and have now in reality been taking advantage of them. Thank you for indeed being well thoughtful and also for picking variety of marvelous tips millions of individuals are really desirous to understand about. My very own sincere apologies for not expressing apipacietron to sooner.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Галерея пейзажей

Галерея пейзажей: 1 комментарий

  1. Tish

    I want to post a quick hello and thank you for your print reotiuslon images. I will be using several photos for a book cover I am working on. Keep on the fabulous work!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

К вопросу об истории учебно-просветительской деятельности Академии Художеств

«Живопись», «Скульптура», «Архитектура», «Воспитание» — эти слова можно прочесть в круглом дворе Академии Художеств, над каждым из входов в здание. Они являются подлинным ее девизом, как учебного заведения. Каждый год в Академический Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина поступают десятки студентов – живописцев, графиков, скульпторов, архитекторов, искусствоведов. Находясь, в стенах института они не только обучаются профессиональному мастерству, приобретают необходимые навыки,  но и общаются с преподавателями, многие из которых являются выдающимися деятелями искусства и культуры, учеными с мировым именем. Тем самым, для студентов создается благоприятная культурная среда, в которой и имеет место процесс их воспитания.

В то же время, воспитательная и учебно-просветительская деятельность Академии художеств, в прошлом, и теперь, Академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина, никогда не замыкалась только его стенами и студенческой аудиторией. Трудно переоценить тот объем учебно-просветительской работы, который делался в прошлом и делается сейчас с целью воспитать в людях любовь и трепетное отношение к искусству, поддержать сотни любителей изобразительного искусства в их желании овладеть основами художественного мастерства.

В настоящее учебно-просветительская деятельность Академического института им И.Е.Репина многопланова и многообразна. При Академии художеств и институте им. И.Е.Репина помимо подготовительных курсов для абитуриентов, желающих готовиться к поступлению в институт, существуют такие учреждения, как вечерние рисовальные классы и факультет повышения квалификации для преподавателей художественных учебных заведений. Их существование является как бы продолжением сложившейся давней исторической традиции, восходящей еще к первой половине XIX века.     Еще Павел Андреевич Федотов – выдающийся мастер русской жанровой живописи посещал вечерние рисовальные классы при Академии художеств с 1835 по 1841 год. У него был билет№ 241, дававший право посещать классы.[1] Как известно, П.А. Федотов стал художником-профессионалом не сразу. Он служил в лейб-гвардии Финляндском полку. Рисовал для себя, а также по просьбе своих товарищей-сослуживцев выполнял рисунки и карикатуры на однополчан. Решение серьезно заниматься искусством П.А.Федотов принял, как он считал, достаточно поздно, когда ему было 26 лет. Сразу же бросить службу в полку и поступить учиться в Академию, он, в силу материальных трудностей не мог, поэтому он занимался в  вечерних рисовальных классах в свободное от службы время, и пытался брать необходимое для своего творчества во время занятий в классах, а также во время работы с натуры.

Посещению классов способствовал и тот факт, что сам Финляндский полк был расквартирован на Васильевском острове, и П.А.Федотов мог выкраивать время от службы для своих занятий искусством. Известно также, что после приемных испытаний, П.А.Федотов был определен сразу же во второй класс – класс копирования оригинальных фигур. Т.е. учащиеся этого класса должны были копировать образцовые рисунки мастеров. Но, в процессе обучения, П.А.Федотов посещал классы от случая к случаю, выхватывая то, что ему было полезно

В точном смысле слова, рисовальные классы при Академии не были профессиональным учебным заведением. Посещение их было свободным. Собирались здесь, в основном, любители. Военные, купцы – люди самых разнообразных званий и чинов, бывали здесь. В начале 1830-х годов рисовальные классы посещал также и Н.В.Гоголь.

В истории учебно-просветительской деятельности Академии художеств особое место занимает сотрудничество с Обществом поощрения художеств (до 1875 года – Обществом поощрения художников), которое впоследствии стало называться императорским. В 1820 году три частных лица – статс-секретарь П.А.Кикин, князь И.А.Гагарин и подполковник А.И.Дмитрев-Мамонов основали Общество поощрения художников. К ним присоединились еще двое любителей – В.И.Киль и Ф.Ф.Шуберт. Эти пять лиц, и подписали 30 ноября 1821 года первые «Основные правила для руководства и деятельности общества». Общество имело целью распространение художественных произведений в массах публики путем выставок, организации художественных лотерей, организацию заказов на художественные работы.

.

1820-е – 30-е годы были трудными для Академии художеств в финансовом смысле, что отразилось и на ее учебно-просветительской деятельности. Президентом Академии был тогда А.И.Оленин. Очень много средств было при нем потрачено на строительство и реконструкцию зданий Академии художеств, улучшение быта студентов, учебного процесса. Поэтому, лишних средств для поощрения отличившихся студентов и выпускников не было. Общество поощрения художеств организовало от себя в дополнение к академическим медалям 3 медали для поощрения художников – одну медаль первого достоинства и 2 медали – второго. В 1821 году были отправлены за границу Карл и Александр Брюлловы. В 1827 году – Александр Иванов, в 1830 году – Н.Г.Чернецов и А.В.Тыранов. Общество также выделяло средства для путешествий по России. Общество поощрения художеств воспитывало за свой счет у некоторых профессионалов Академии различных молодых художников. Н.Г.Чернецов учился у Воробьева, Н.С.Крылов – у Венецианова, А.Н.Мокрицкий и Т.Г.Шевченко – у К.П.Брюллова.

В 1824 году Общество поощрения художеств устроило особый натурный класс, который существовал до разрешения посещать натурный класс в Академии всем желающим. Общество брало на значительные суммы (почти на 1500 рублей в год) билеты для посещения Академии художеств любителями искусства.[2]

Новый этап в учебно-просветительской деятельности Академии Художеств начался со второй трети XIX века. В 1839 году появилась рисовальная школа, созданная по инициативе министра финансов Е.Ф.Канкрина. В нее могли поступать дети из низшего сословия. Уклон школы был чисто технический. Общество поощрения художеств взяло ее под свое покровительство. В 1857 году Общество приняло ее целиком в свое ведение. С закрытием в Академии первых двух классов, в 1859 году в школу перешло много учеников Академии. Вместо 2-х рисовальных классов, класса скульптуры и класса черчения, образовалось 5 классов общего рисования и 10 специальных. Школу посещало 1000 учеников, там работало 15 преподавателей. Школа была единственной, где готовили к поступлению в Академию Художеств. Впоследствии были открыты филиалы этой школы в пригородах Петербурга (на Петергофском шоссе, Шлиссельбургском тракте). В 1870 году при школе был открыт художественно-промышленный музей, а с 1861 года организовывались пятничные рисовальные вечера. В 1868 году была составлена новая программа обучения. В школе существовало 2 отдела: общерисовальный и художественно-ремесленный. Программа рисовального отдела состояла из следующих ступеней:

1. Приготовительный

2.Рисовка плоских и круглых тел и тушевка

3.Рисовка орнаментов различных стилей с гипсовых образцов

4.Рисовка частей человеческой фигуры и маски гипса.

5. Рисовка карандашом с бюстов и цельных человеческих фигур с гипса.

6. Воскресный класс. Рисование карандашом с самой модели.

7.Письмо акварелью с оригиналов.

8.Письмо акварелью с натуры.

II. Художественно-ремесленный отдел. Ознакомление с ремеслами и техническими приемами каждого ремесла.

1.Черчение.

2.Композиция орнаментов.

3.Лепка из глины элементарных видов орнамента.

4.Резьба из дерева с гипса, деревянной модели и рисунка.

5.Гравирование на дереве и литография.

6.Живопись на фарфоре, фаянсе, стекле, эмалью на меди.

При школе существовали также музей и библиотека.

В разные годы школа при Обществе поощрения художеств располагалась в разных местах Петербурга. И.Е.Репин в своих воспоминаниях «Далекое близкое»[3] рассказывает о своих занятиях в школе. Тогда она находилась на Бирже, у Дворцового моста. Плату за занятия там брали относительно приемлемую, три рубля в год. Первая работа И.Е.Репина в школе, за которую он получил первый номер – рисунок отформованного в гипсе с натуры листа лопуха.

Преподавали тогда известные педагоги – П.И.Церм и Р.К. Жуковский, но наибольший успех имели занятия И.Н.Крамского. Он приходил только по воскресеньям, очень трудно было занять место, чтобы писать с натуры, когда  бывал И.Н.Крамской. Вскоре И.Е. Репин понял, что в школе Общества поощрения художеств ему делать нечего, и ему посоветовали устроиться вольнослушателем при Академии художеств. Для этого нужно было договориться с инспектором. Сдать экзамен по рисунку с гипсовой головы, и внести довольно большую по тому времени плату – 25 рублей в год. Такую сумму Репин в то время не обладал, поэтому, следуя совету знакомых, он нашел покровителя, который вносил за него плату.

Второе направление в учебно-просветительской деятельности Академии художеств, во второй половине XIX века – подготовка кадров учителей для гимназий и начальных рисовальных школ. Это было особенно важно в период развития капитализма в России. В первое столетие своего существования Академия решала глобальные задачи это – художественное образование и воспитание живописцев, скульпторов и архитекторов, способных выполнить масштабные государственные заказы, пропагандирующих основополагающие государственные идеи. С развитием промышленности не только в Европе, но и в России, появилась необходимость в квалифицированных работниках на фабриках, заводах, людях, владеющих художественными навыками и занимающимися художественными промыслами. Одним словом, появилась потребность в людях умеющих рисовать, чертить, украшать вещи повседневного обихода, орнаментом, создавать предметы быта, улучшать их внешний вид. Для этого не обязательно высшее художественное образование. Необходимо было для начала поставить на должный уровень преподавание в гимназиях, училищах, создавать начальные художественные школы. Академия художеств готовила высококлассных специалистов- художников, скульпторов и архитекторов, но педагогическую методику преподавания художественных дисциплин не давали студентам.

Для того чтобы разработать эту методику и показать пример в преподавании художественных дисциплин и были созданы для будущих педагогов в 1872 году при Академии художеств воскресные классы рисования. Практической подготовкой учителей рисования занялись ученики старших курсов Академии художеств.[4] Это было новшеством в учебно-просветительской деятельности Академии Художеств.

Позже эти классы были закрыты и вместо них были учреждены «Педагогические курсы для приготовления учителей рисования» в 1879 году при поддержке великого князя Владимира Александровича. Основная цель и задача этих курсов была изложена в «Записке об учреждении педагогических курсов при Императорской Академии художеств В.П.Шемиотом и В.Ф.Эвальдом – директором 1-го С.Петербургского реального училища. По их мнению, чтобы поднять социальный статус учителя рисования необходимо «ходатайствовать о том, а) чтобы лица, удостоенные Академией права быть учителями на новых основаниях во всех учебных заведениях, куда они поступят, пользовались одинаковыми с учителями других предметов правами вознаграждения за уроки и на пенсию, б) чтобы таким же правом на пенсию пользовался и учитель в нормальной школе при Академии художеств». При этих курсах также была создана нормальная школа, с целью показать живой пример правильного и рационального метода рисования как общеобразовательного и учебного предмета. Одним, словом цель курсов – «создать питомники образцовых учителей».[5]

При  педагогических курсах была учреждена нормальная школа, которая призвана воплощать на практике методику преподавания рисования, которая давалась на курсах. Программа педагогических курсов была рассчитана на два года.  В первый год обучения слушатели осваивали теорию, они посещали уроки преподавателей, готовили самостоятельно методические пособия и альбомы. Второй год был посвящен практике, письменному разбору уроков, даваемых слушателями курсов в нормальной школе. В начале работы курсов, в наборе слушателей не было ограничений – в год на курсы набирали до 50 человек. Затем были введены приемные испытания. Из студентов Академии художеств на курсы  могли поступать только обучающиеся в натурном классе, а не в гипсоформовочном, как это было раньше. В 1887 – 1888 году была расширена программа курсов – введены уроки чистописания.

Обучение в нормальной школе при курсах было рассчитано на 4 года. В первый класс принимали детей от 10 до 14 лет, во втором классе учились те, кому было от 11 до 15 лет, и в третьем  — от 12 до 16 лет. Для поступления  в школу требовалось свидетельство об образовании.

«Школа должна сдерживать в известных границах и направлении индивидуальность ученика, с тою целью, чтобы,  приучив ученика к самоограничению, тем самым дать ему, возможность впоследствии разумно и целесообразно применить свою волю при самостоятельной деятельности на любом поприще, а не только лишь на художественном», — так понимали основные цели и задачи школы ее создатели.[6]

В те годы, преподаватели Академии художеств, стремились показать обществу и доказать большую роль рисования в современной жизни, на это и была направлена их учебно-просветительская деятельность. Так, на четвертом  международном конгрессе в Дрездене по вопросам обучения рисованию и прикладному искусству в докладе преподавателя – руководителя педагогических курсов Академика А.В.Маковского было сказано: «Научить видеть — трудная задача. Когда развито умение видеть, то все вокруг нас более легко делается, нашим умственным достоянием гораздо легче усваивается. Учитель рисования – прямой помощник профессора университета». «Будет легче идти новыми путями, если государство наше озаботится всесторонним развитием нашей отечественной промышленности, чтобы рисование с общеобразовательного перешло на прикладное». Но, с то же время докладчик отмечал необходимость творческого подхода в обучении рисованию. «Незачем давать ученику не знание, а прием», — говорилось в докладе. В качестве отрицательного примера в этом плане, приводилась методика преподавания в школах Германии.[7]

Задачи, поставленные курсами при Академии художеств, считались особенно важными и современными, что Академией была назначена, комиссия, в чьем ведении были курсы, в составе таких выдающихся деятелей искусства как А.И.Резанов, А.И.Сомов, Д.И.Гримм, В.П.Верещагин, В.И.Якоби. Курсы просуществовали до революции.

Революция 1917 года и связанные с ней исторические события в огромной степени повлияли на жизнь Академии художеств и все виды ее деятельности, в том числе, и на учебно-просветительскую. В течение более чем десятилетнего периода, вплоть до начала 1930—годов,  Академия трижды меняла свое название, и это, по оценке В.Г.Лисовского «не было простой формальностью», «этим выражались неустойчивость школы, неясность ее целей и неопределенность статуса»[8]. Разрушительный для академической школы период метаний и борьбы завершился в 1932 году, когда в соответствии с постановлением правительства РСФСР от 11 октября 1932 года была учреждена Всероссийская Академия Художеств.

В Научно-библиографическом архиве Российской Академии художеств сохранились документы, относящиеся к началу и середине 30-х годов XX века, рассказывающие нам о работе курсов, которые существовали тогда при Ленинградской Высшем художественно-техническом институте и при ЛИНЖАСе (Ленинградском институте живописи, архитектуры, скульптуры).

Один из них – «Положение о Государственных рабочих подготовительных курсах при Ленинградском Высшем художественно-техническом институте», относящееся к апрелю 1930 года.[9] В нем говорится о цели работы курсов, правилах приема, сроках обучения, а также об источниках финансирования курсов. Основной целью этих курсов была подготовка молодежи из рабочей среды для поступления во ВХУТЕИН. Срок обучения на курсах был – 1 год, за это время будущие абитуриенты осваивали специальные дисциплины, а также восполняли пробелы в знаниях общеобразовательных предметов. Хотя срок обучения и был установлен – 1 год, на деле различные учащиеся занимались на курсах по–разному – в зависимости от своей подготовки, некоторые оставались на курсах до 2-х лет. Окончившие курсы принимались в ВУЗ без испытаний. На курсы поступали молодые люди в возрасте от 25 лет с 5-летним производственным стажем и знанием предметов  в объеме общеобразовательной школы-пятилетки. А также туда шли молодые люди в возрасте до 25 лет, с 3-х-летним производственным стажем и знанием предметов в объеме 7-летки. Рабочий день на предприятиях, где работали слушатели курсов, был на 2 часа меньше, чем у остальных. Для слушателей,  посещающих курсы, занятия были бесплатные. Работу курсов финансировали профсоюзы. К 1937 году эти курсы были ликвидированы.

Летом 1937 года, при институте работали летние двухмесячные краткосрочные курсы. Сохранилась переписка об организации работы этих курсов, а также отчет о проделанной работе.[10]

Эти курсы были созданы для преподавателей художественных училищ и художественных школ, для освоения ими передовой методики преподавания. В течение почти двух месяцев (с 20 июня по 4 августа) 50 преподавателей из разных городов страны, выполняли задания по специальным предметам – рисунку и живописи, слушали лекции педагогов института, а также посещали музеи Ленинграда с экскурсиями на различные темы.

Помимо курсов в институте существовал Рабфак.[11] Он решал те же задачи, что и подготовительные курсы – готовил рабочую молодежь к поступлению в институт. Здесь с художественно одаренными молодыми людьми проводились занятия по специальным предметам, а также они пополняли свои знания по общеобразовательным предметам до тогдашнего объема средней школы. Молодые люди различного возраста должны были в обязательном порядке выработать трудовой стаж – от 3-х до 5-ти лет. Срок обучения на дневном и вечернем отделении Рабфака – 4 года. Существовали вступительные экзамены на Рабфак. На дневное отделение – экзамен на знание предметов, в объеме 5 лет школы. На вечернее  отделение – экзамен по общеобразовательным предметам в объеме 6 лет школы и экзамены по живописи и рисунку.

Великая Отечественная война нарушила мирное течение учебного процесса. Многие студенты ушли на фронт, многим не суждено было вернуться. Но преподаватели Академии и студенты с честью выдержали все испытания, буквально сразу же после войны постепенно начался процесс возрождения и новая страница в истории учебно-просветительской деятельности Академии Художеств. В 1944 году Институт живописи, скульптуры и архитектуры после эвакуации вернулся в родные стены. В том же году институт был удостоен чести носить имя И.Е.Репина, а в 1947 году Всероссийская Академия художеств была преобразована в Академию художеств СССР.[12]

В 1959 году, по инициативе выдающегося советского скульптора М.Г.Манизера, вновь были открыты вечерние рисовальные классы. Это событие стало знаменательным в жизни Академии художеств и художественной культуры нашей страны в целом. Продолжалась традиция, заложенная еще в XIX веке, когда появилась потребность общества в художественном образовании, возникло желание передовой интеллигенции помочь подняться до уровня мастеров народным художникам. Конечно же, после Великой Отечественной войны стали создаваться и изостудии при дворцах культуры, при различных предприятиях и организациях. Но, вечерние рисовальные классы были уникальными в процессе художественного просвещения народа.

Их уникальность состояла не только в их демократичности (любой человек, обладающий художественными способностями) мог прийти и заниматься в свободное от работы время. Существовала программа обучения, призванная помочь овладеть учащимся основами классического рисунка, на чем, собственно была основана и учебная программа в самой Академии художеств и институте им. И.Е.Репина. Появилось большое количество желающих заниматься в классах. К 1979 году классы посещали 300 человек. По сравнению со школой Общества поощрения художеств,  в которой числилось в начале XX века 1772 человека, это совсем немного. Но Академия художеств и институт им. И.Е.Репина решали проблемы с размещения возрастающего числа любителей искусства, стремящихся освоить секреты художественного мастерства или повысить свой профессиональный уровень. Пришлось и срочно искать резервы, используя дополнительное помещение расселяемой соседней квартиры, находящейся  здесь же, на Литейном дворике.[13]

Программа обучения Вечерних рисовальных классов рассчитана на 4 года. I год – рисунок гипсового орнамента, II год – рисунок гипсовой головы, III год – портрет, IV год  — рисование обнаженной натуры. В течение этих четырех лет, в процессе занятий происходит естественный отсев учащихся. По окончании курса выдается диплом.

С начала 70-х годов прошлого века, учебно-просветительская деятельность Академии художеств и института им. И.Е.Репина вышла на новый уровень. В 1972 году, на основании приказа Министерства культуры СССР от 19 июня,  при институте им. И.Е. Репина образовался Факультет повышения квалификации для преподавателей художественных учебных заведений страны.[14] Факультет был призван вести работу по повышению квалификации преподавателей художественных учебных заведений, которые приработали по специальности не менее 5 лет после получения своего основного диплома. Помимо выполнения заданий по рисунку, живописи и композиции и написания научных работ для слушателей-искусствоведов, читались лекции по философии, эстетике, методике преподавания. Слушатели посещали с экскурсиями музеи, участвовали в семинарах и конференциях. Обучение было рассчитано на один год. За год на факультете повышало свою квалификацию 40 человек.

Особое место в истории Академии занимают конец 80-х – 90-е годы – так называемый, пост перестроечный период. Не только наш институт, но многие научные учреждения и учебные заведения испытывали тогда большие трудности структурного и финансового характера. Эти годы для нашей страны в целом были переломными. Многое в нашей жизни претерпело изменения. Академия и институт, в частности, достойно преодолели основные трудности. Также плодотворно работают  и Факультет повышения квалификации и рисовальные классы,  в которых преподают лучшие педагоги института. Да и количество желающих овладеть художественным мастерством не уменьшилось, а год от года все увеличивается. Даже в Интернете мы можем прочитать восторженные отзывы о рисовальных классах, куда может пойти каждый имеющий хотя бы начальные навыки рисования и  за очень умеренную  плату может получить квалифицированную консультацию, занимаясь с опытными преподавателями нашей Академии. Точно также как и любой художник-педагог школы может повысить свой уровень на ФПК. Преемственность традиций развития реалистического искусства – вот та  основа, на которую опирается Академический институт им. И.Е.Репина – головной художественный ВУЗ нашей страны. Есть еще много резервов для улучшения и совершенствования учебно-просветительской работы. Руководство Академии Художеств и преподаватели института им. И.Е.Репина не останавливаются на достигнутом. Разрабатываются новые педагогические методики, основанные на выдающихся традициях мирового и русского искусства, углубляется индивидуальный подход к студентам, абитуриентам и слушателям курсов, что является основой для формирования и воспитания талантов.

Список использованной литературы и документов.

  1.  Лисовский В.Г. . Академия художеств, Санкт-Петербург, ООО «Алмаз», 1997
  2. Захарченко Е., Мельников, Ф. Вечерние рисовальные.  В журн. «Художник», 1988, № 5
  3. Правила Санкт-Петербургской рисовальной школы для вольноприходящих, СПб, 19…
  4. Э.Кузнецов. Павел Федотов. Л., «Искусство», 1990
  5. Программа рисования нормальной школы при педагогических курсах для приготовления учителей рисования в Императорской Академии художеств. СПб, 19…
  6. С. Кондаков. Императорская Академия художеств. СПб, 1914
  7. Записка об учреждении педагогических курсов при Императорской Академии художеств, СПб, 1876
  8. Четвертый международный конгресс в Дрездене по вопросам обучения рисованию и прикладному искусству. Доклад преподавателя-руководителя педагогических курсов при Императорской Академии художеств академика А.В.Маковского., СПб, 1912.
  9. Положение о педагогических курсах при Императорской Академии художеств. СПб, 1879
  10. Сведения о педагогических курсах и нормальной школе рисования, состоящих при Императорской Академии художеств. СПб., 1895
  11. Краткий исторический очерк императорского общества поощрения художеств. 1820-1890 гг. Составил секретарь общества Н.Собко. СПб, 1890
  12. Столпянский П.Н. Старый Петербург и Общество поощрения художеств, Л., 1928
  13. Репин. И.Е. Далекое близкое. Л., «Художник РСФСР», 1986
  14. НБА РАХ, фонд 7, оп. 1., ед. хр. 950 -974
  15. НБА РАХ, фонд 7, оп. 2, ч.1, ед.хр.495 – 1427
  16. НБА РАХ, фонд 7, оп. 5, ед. хр.4009 – 4214
  17. НБА РАХ, фонд 7, оп. 6, ед. хр.:25 — 1046

 


[1] Э.Кузнецов. Павел Федотов. Л, «Искусство», 1990

[2] Краткий исторический очерк императорского общества поощрения художеств 1820-1890 гг. СПб, 1890

1И.Е.Репин. Далекое близкое, Л., «Художник РСФСР», 1986. с. 122 -126

[4] Сведения о педагогических курсах и нормальной школе рисования, состоящих при Императорской Академии художеств. СПб,1895

[5] Записка об учреждении педагогических курсов при Императорской Академии художеств, СПб, 1876

[6] Сведения о педагогических курсах и нормальной школе рисования, состоящих при Императорской Академии художеств. СПб,1895, с. 14-15

[7] Четвертый международный конгресс в Дрездене по вопросам обучения рисованию и прикладному искусству. Доклад преподавателя-руководителя педагогических курсов при Императорской Академии художеств академика А.В.Маковского, СПб., 1912 с. 3-9

[8] В.Г.Лисовский. Академия художеств. ООО Алмаз. Санкт-Петербург, 1997, с. 165

[9] Научно-библиографический архив Российской Академии художеств, ф. 7,оп. 1, ед.хр. 950

[10] НБАХ РАХ, ф.7, оп.2,ч. 1, ед.хр. 819

[11] НБА РАХ, ф.7, оп.1, ед.хр. 1099. Проект устава художественного рабочего факультета

[12] В.Г.Лисовский. Академия Художеств, СПБ.,ООО «Алмаз» 1997

[13] НБА РАХ, ф.7, оп. 6,ед. хр. 1046 Письмо учеников вечерних рисовальных классов на имя ректора института им. И.Е. Репина Б.С.Угарова

[14] НБА РАХ ф.7, оп.6, ед. хр. 625 — 1046






Индекс цитирования.

К вопросу об истории учебно-просветительской деятельности Академии Художеств: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Добро пожаловать в мою мастерскую!

Да, Вы не ошиблись, именно в мастерскую, потому что, именно мастерская является домом для художника и его картин. Пусть это будет пока виртуальная студия. Это даже лучше для первого знакомства. Во всяком случае, туда попасть легче и проще, чем в реальную мастерскую. Художник создает свои произведения не только для себя, но и для зрителей, и ему очень важна их оценка его труда. Показывая работы, он ищет, прежде всего, диалога с теми людьми, которые к нему пришли и с которыми он пытается найти контакт посредством образов своих картин.

Каждый человек в своей жизни ищет наиболее подходящие ему способы самовыражения. Я, сколько себя помню всю свою жизнь мечтал стать художником. Я не знаю почему, но, в начале, мне нравилось срисовывать красивые пейзажи, цветы, а также копии с картин знаменитых художников. Потом, я нашел отклик и поддержку у своего учителя, Юрия Романовича Хлебникова. Он преподавал в нашей школе уроки черчения и рисования, был очень увлеченным человеком и передал мне свою любовь к природе и к творчеству любимых им художников-импрессионистов.Учеба в Свердловском художественном училище и Санкт-Петербургском Государственном институте живописи, скульптуры и архитектуры им.И.Е.Репина и встреча в стенах этого учебного заведения таких замечательных мастеров как А.А.Мыльникова, А.Л.Королева, Е.Е.Моисеенко, Б.С.Угарова,  Ю.М.Непринцева, дала мне очень много нового и полезного, и несмотря на то, что, большую часть времени приходилось писать и рисовать в стенах мастерской, я никогда не забывал об уроках моего детства и ранней юности. Для  меня живопись это не только интересное времяпровождение, но и способ изучения мира, как, например, это мы видим у художников-импрессионистов, которые художественно выражали то, что ученые открыли , изучая особенности света.В молодости хочется все испытать и перепробовать. Я работал в различных живописных манерах, пытался через наиболее яркие изобразительные средства, отразить окружающий меня мир, выявить то богатство формы и цвета, которое , как будто спрятана в каждом объекте.  Я восхищался Матиссом и Модильяни, Пикассо и Сезанном, мне интересны были искания современных художников, их композиционные и цветовые находки. Но, я всегда считал, что новое и оригинальное в искусстве должно существовать не только для себя самого или для того, чтобы поразить окружающих. Оно должно исходить из самой сущности природы и умения художника наиболее ярко отразить окружающий мир. Возможно поэтому, всю жизнь я не перестаю учиться у импрессионистов.  Не думая о научных открытиях, они их сделали, работая на природе, отражая единственный и неповторимый момент жизни.  Об этом писал Луи Эмиль Эдмон Дюранти,  французский романист и литературно-художественный критик, современник  и друг художников-импрессионистов.«Это было большой неожиданностью в тот период, когда, казалось, не оставалось ничего не открытого  наукой… увидеть , новые, вдруг возникающие идеи.      Новая ветвь развивалась из ствола старого  искусства…Колористическая схема, тип рисунка и серии оригинальных видов… В области цвета они сделали гениальное открытие, чей источник нельзя было найти еще где-либо. Это открытие в действительности, состоит в признании того, что сильный свет обесцвечивает тона, что солнечный свет отраженный объектами, имеет тенденцию, в силу его чистоты, приводить их обратно к световому единству, которое «сплавляет» свои семь спектральных лучей в единое бесцветное сияние, которое и есть свет. От интуиции к интуиции, они мало-помалу достигали цели в разделении солнечного цвета, на  лучи, их элементы, и, составляя  опять их единство, посредством общей гармонии цветов в спектре, которую они отражали  на своих полотнах. С точки зрения деликатности  взгляда, изысканности проникновения искусства цвета, это, крайне необычный результат. Наиболее  эрудированный физик не мог бы поспорить с их анализом цвета». (Цитирую по книге: J.Revald “The history of Impressionism”.     На мой взгляд, это чрезвычайно сложно начать и довести до исключительной степени законченности работу на пленере, при всей кажущейся легкости и даже небрежности исполнения этих картин, которую не могли оценить по достоинству большинство современников. Изучать природу через живопись, и учиться у этих великих мастеров, что может быть лучше и увлекательнее для человека,  посвятившего себя искусству живописи! Постоянно сталкиваешься с трудностями, вполне прозаического характера. Например, как  поймать в начале и сохранить состояние цвета и освещенности предметов в конце работы над пейзажем или портретом в пленере? И где он, этот конец работы. Ни для кого не является тайной, что, например, Валентин Серов, создавая свои бессмертные портреты, такие как портрет  Татьяны Любатович и «Девочка с персиками», не отпускал своих моделей, заставляя позировать их по много сеансов, чтобы передать всю прелесть ускользающего цвета.     Второй фактор, который важен для меня при создании пейзажа, это то, что называется «гением места», то, что благотворно воздействует на человека, находящегося в конкретной ауре. Это настроение, безусловно, передается зрителю через удачно написанную работу. Пригороды Санкт-Петербурга вообще, и Пушкин и Павловск, куда я обычно выезжаю, в частности, проникнуты атмосферой удивительного единения природы, искусства, обаяния исторических событий и личностей. Парки Царского Села и Павловска представляют собой удивительную симфонию природы, архитектуры и ландшафтного дизайна. Казалось бы, все эти годы, обследовав, буквально каждый уголок, не перестаешь находить все новые и новые виды, которые открываются твоему глазу, и буквально, просятся на холст. И когда, ты это находишь, то, как будто навсегда забываешь, и о капризах погоды, и о том, какое расстояние пришлось пройти в поисках заветного места, и о том, что реально останется на твоем холсте. Более того, смотря на свою работу зимой, вспоминаешь те мгновения, из которых как будто были сотканы те удивительные дни. Все краски, звуки и запахи оживают, и становятся как вино из одуванчиков у Рэя Бредбери, тем волшебным напитком, который символизирует пробуждение, расцвет и пышное увядание природы, и ты снова ждешь встречи с прекрасным. И если найдется кто-нибудь, который хотя-бы в малейшей степени будет чувствовать то же самое, не это ли самая большая удача для художника!   







Продажа картин

<? ini_set(‘allow_url_fopen’, 1); include «http://www.artonline.ru/inf/index.php?php&num=10&width=400»; ?>
Индекс цитирования.

Добро пожаловать в мою мастерскую!: 3 комментария

  1. Ашот Пайлакович Енгоян

    Дорогой Евгений Васильевич! С большим интересом вошел на Ваш сайт и почувствовал, что для подробного ознакомления необходимо время. Ознакомившись с Вашими работами я дополнительно свяжусь с Вами.
    С уважением Ашот Енгоян

    1. Евгений Малых

      Здравствуйте Ашот Пайлакович!
      Очень приятно было читать Ваш комментарий. Спасибо за добрые слова. Извините за задержку с ответом. Очевидно, как-то не так сработала система уведомления. Желаю Вам и Вашей семье всех благ!
      Евгений Малых recently posted…В гостях у мастера.My Profile

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Натюрморт

Первые шаги в овладении азами живописи и рисунка, конечно же, ассоциируются с натюрмортом. Название жанра говорит само за себя – мертвая натура, т.е. изображение неодушевленных предметов. Есть еще другая интерпретация этого понятия: спокойная жизнь (например, по-английски это still-life в голландском  языке- stilleven, по-немецки это — stilleben). Но мертвая натура не означает, натура, ничего не имеющая общего с действительностью, отношение к которой можно показать, используя различные выразительные средства, в частности, и набор неодушевленных предметов.

     В разные времена натюрморт воспринимался по-разному. Например, вплоть до  конца

XIX века в России он относился к низшему жанру, который рассматривался как учебная постановка. И только к концу XIX века он обрел свою самостоятельность, а  в XX столетии наступил период его расцвета.

     Для меня натюрморт – это жанр живописи, с помощью которого можно выразить свое отношение к миру. Вспомним знаменитый «Натюрморт с атрибутами искусства» Ж.Б. Шардена, или такие виды изображения мертвой природы как «vanitas» (суета сует). Тематическая направленность натюрморта бывает разной: есть, так называемые, ученые натюрморты, есть натюрморты цветочные, есть, также, натюрморты со снедью. Эти голландские натюрморты с разнообразной провизией и битой дичью  воспринимаются как гимн изобилию.

     Импрессионизм, постимпрессионизм, а также течения изобразительного искусства  XX века дали новый толчок в развитии этого жанра. Натюрморт – это уже не копия мертвой натуры, это выражение идеи и темперамента художника.

     С натюрмортом я сталкиваюсь постоянно: и, обучая студентов на примерах академических постановок, и выбирая для себя в «мертвой природе» интересные моменты. Учебные задачи, которые решаются в натюрморте это — масштабность, композиция, выбор главного и второстепенного, распределение тона. Для себя я стараюсь расширить эти рамки. Природа для меня перестает быть мертвой, когда я приношу в мастерскую благоухающий букет сирени, пионов или полевых цветов, добавляя при необходимости в мою композицию фрукты, посуду, другие предметы быта. Устанавливая натюрморт, я как будто создаю для себя уголок своего бытия, тот уголок, где обитает моя душа.  В наше время все больше наблюдается недостаток общения человека с природой. Возможно одна из актуальных задач натюрморта сейчас – это восполнить этот недостаток, и дать людям возможность быть ближе к воде, деревьям, ко всему тому миру, который нас окружает. Работая над натюрмортом, мне приходится ставить перед собой непростые задачи. С одной стороны – это передача материальности и соответствия действительности, с другой – погружение в лирическое настроение. Передача цвета, фактуры предметов  это еще не все. Натюрморт должен по-своему звучать, быть музыкальным. Это необходимо для полноты образа. Летом многих людей тянет на природу. Кто-то уезжает на дачу, кто-то, к родственникам в деревню, а кто-то в дальние экзотические страны, сменяя надоевшую городскую обстановку, на что-то родное, знакомое с детства, далекое от мира офисов, компьютеров и всяких электронных устройств, без которых невозможно представить современную жизнь.  Как глядя на картину, ни вспомнить запахи сада после дождя и аромат сирени. Это ушло из наших будней, так же как и ушли и привычные городские запахи прошлого, ароматы из детства, взамен которых пришли запахи выхлопных газов, дорогого парфюма и другие «искусственные» свидетельства урбанизации.

     Моей целью было всегда отразить радость и красоту окружающего мира, показать богатство света и цвета, любоваться фактурой предметов, и сожалеть о несовершенстве изобразительного искусства, которое не может передать богатство запаха и вкуса! Окружающий мир – он разный. Мир может быть полон скорби и печали, но он может рассматриваться и как сокровище, созданное Всевышним, на радость всех живущих в нем людей. И, возможно, иногда стоит «опустить», не рассматривать печальную сторону нашего бытия, чтобы не было повода лишний раз впадать в уныние, а перефразируя Вольтера, думать только о самом лучшем в этом лучшем из миров! Чем не арт-терапия! Я не претендую на универсальность своего влияния, так же как и не являюсь апологетом какого-то определенного стиля в живописи. В разные периоды своего творчества я был более  близок к разным живописным течениям: увлекался творчеством таких художников как, Сезанн, Матисс,  Пикассо, Осьмеркин, Герасимов, Кончаловский… Я всегда старался учиться у великих мастеров, вбирая от них то, что близко мне. И реализм в искусстве для меня это не слепое копирование того, что меня окружает, это многообразие приемов и методов в постижении нашей действительности, многообразие способов ее передачи.

Натюрморт, как и любое другое живописное произведение, как бы ни был он индивидуален, всегда находит тех людей, которым он близок по духу, иными словами, он находит свой дом, свой адрес. Этот адрес или местонахождение может быть гостиная, спальня или кабинет. Каждая вещь в интерьере несет в себе энергетику своего владельца, и, соответственно, картина, в целом, и натюрморт в частности, также является отражением индивидуальности художника, носителем его энергетики. Соответственно, как и художнику, важно найти своего зрителя, так и зрителю или будущему владельцу картины важно найти своего художника, свою модель восприятия мира. И, если это созвучие перерастает в нечто большее, тогда картина в Вашем доме не бесполезная вещь!








Продажа картин

Индекс цитирования.

Натюрморт: 1 комментарий

  1. Disney

    This is the nice site for anyone who wants to find out about this topic. You unsradtend a lot its nearly difficult to argue with you. You positively put a brand new spin on a subject thats not been presented about before. Nice stuff, just nice!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Работа на пленэре. Painting in the open air

 

 

                 Лицом к природе

Когда приходит теплое время года, весна, а за ней лето, я вспоминаю, почему-то всем известную песню, где говорится, что лето – это маленькая жизнь. И действительно: в нашей стране, с ее, в общем-то, холодным климатом, люди ценят каждый погожий денек. На лето строят планы, виды на урожай, отправляются далеко от дома. Лето – это пора каникул и активного отдыха. Как художник я предпочитаю именно такое времяпровождение  и весной, и летом, и в любое время года. Все просыпается, манит своей новизной, звуками и запахами, и волшебное слово «пленэр», как будто становится для меня, как для художника, девизом. Природа – это неисчерпаемый источник вдохновения, открытий, позитивного настроения. И, самое главное, она является первым нашим учителем. Бесспорно, для художника это чрезвычайно важно, так же, как и копирование картин старых мастеров — это основа классической школы.

А для меня весна – это пора радостных приготовлений к встрече с природой. Надо приготовить этюдник, просмотреть краски: все ли в наличии, проверить кисти  и другие художественные материалы, предвкушая первый «выход» на природу. Каждый год я стараюсь летом проводить время на пленэре и, каждый раз, работая на натуре над очередным пейзажем, я ставлю перед собой новые задачи. Мне все интересно в постоянно меняющемся окружении.

Это очень мне помогает, «очищает», как говорят художники, мой глаз и придает сил. К тому же, пребывание на природе важно для меня как для преподавателя. Ведь, чтобы научить студента основам пленэра, надо многое уметь самому.

     При создании любого пейзажа очень важно правильно выбрать место и построить композицию будущих акварелей, рисунков, живописных работ или быстро сделанных эскизов. Следующий, не менее важный момент – это умение почувствовать освещение, уловить состояние природы. Более того, можно даже специально писать этюды на состояние. Яркий тому пример – серия картин К. Моне, посвященных Руанскому собору. Каждая погода либо время суток по-своему прекрасны. Нужно только находить интересные и привлекательные для глаза эффекты дождливой либо солнечной погоды, утреннего или вечернего освещения.

Яркость ощущений поможет выразить правильно подобранный материал. Четкий линейный рисунок великолепно передает очертания предметов изображаемых при ярком солнце. Для неяркого освещения, тумана или  дождя, наилучшим образом подойдет акварель и мягкие материалы в графике.

Правильно выбранный формат  листа или холста организует и завершит композицию. Если задумана большая работа, то лучше всего делать набросок или серию набросков, и затем обобщить эти маленькие наблюдения в большом размере.

Еще одна интересная задача в пейзаже – отразить взаимодействие природы с произведениями скульптуры, архитектуры и садово-паркового искусства.

Большим наслаждением для меня является само пребывание в великолепном окружении наших пригородных парков. К некоторым местам возвращаешься неоднократно, их хочется писать в любое время года, при разном состоянии природы и разном солнечном освещении.

Екатерининский дворец в Царском Селе и дворец в Павловске, Мост Кентавров и Камеронова галерея, к этим своим любимым местам возвращаешься вновь и вновь, каждый раз открывая для себя то какую-то особую игру светотени, то по-разному воспринимаемые объемы архитектурных сооружений при разном освещении, то игру цвета и фактуры материала.

В яркий солнечный день отчетливо видно соотношение  света и тени. Свет как будто строит объемы, делая их как можно более осязаемыми и зрительно определенными. Формы более четкие, больше ощущается фактура материала, из которого построено здание. Например, пудостский камень, основной материал фасадов Камероновой галереи, как бы вбирая в себя солнечные лучи, создает впечатление легкости и наполненности светом.

При скользящем или рассеянном свете создается впечатление плановости и погруженности объекта в световоздушную среду. Плавность линий, благородство цветовых оттенков, общая сближенная тональность создают лирическое настроение в пейзаже.

Вечернее освещение заходящим солнцем придает архитектурному сооружению романтический образ, давая простор воображению. Далекая историческая эпоха становится намного ближе, и ее детали становятся более осязаемыми и конкретными, материализуясь посредством нашего восприятия.

Одним из важнейших элементов парка и его ландшафтного дизайна являются деревья, а, вернее, подбор их пород и вариации форм. В регулярной части парка очень большая роль отводится липе, как дереву, чья крона в наибольшей степени поддается стрижке и трансформируется при этом в различные геометрические фигуры.

Дуб с его удивительной графикой линий ветвей и стволов, а также с неповторимыми живописными свойствами листвы создает романтическую атмосферу в пейзажной части парка, завершая иллюзию «натуральности», идентичности реальной природы созданной человеком по его понятиям и представлениям.

Подчас, находясь на пленэре, художник сталкивается с двумя проблемами: ограниченностью во времени, когда невозможно в силу объективных и субъективных обстоятельств довести работу до конца, и изменчивостью состояния природы и освещения. В этом случае незаменимы наброски, и, чем больше их, тем больший выбор первоначального материала для создания завершенных творческих композиций. Умение обобщать и находить главное – неотъемлемая часть творческого процесса. Не нужно игнорировать ни одного наброска; даже после  достаточно большого периода времени, казалось бы, ничего не значащая зарисовка или маленькая акварель, может заставить взглянуть на тот же самый объект или вид совсем по-другому, давая возможность вспомнить ранее упущенные моменты.

Художественное творчество – это умение через изобразительные средства донести мысль и, возможно, это будет ярким воплощением единения человека с природой. В последние десятилетия стали особенно популярны идеи об экологически устойчивом и дружественном природе образе жизни, о невмешательстве в природные процессы и минимизации воздействия на окружающую среду, что должно стать для современного общества традицией. Эта традиция, по моему глубокому убеждению, является отправной точкой для создания нового. Ведь природа, она вечна.

 







Продажа картин

Индекс цитирования.

Работа на пленэре. Painting in the open air: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Добро пожаловать в мою мастерскую!

 

 

 

Да, Вы не ошиблись, именно в мастерскую, потому что, именно мастерская является домом для художника и его картин. Пусть это будет пока виртуальная студия. Это даже лучше для первого знакомства. Во всяком случае, туда попасть легче и проще, чем в реальную мастерскую. Художник создает свои произведения не только для себя, но и для зрителей, и ему очень важна их оценка его труда. Показывая работы, он ищет, прежде всего, диалога с теми людьми, которые к нему пришли и с которыми он пытается найти контакт посредством образов своих картин.

Каждый человек в своей жизни ищет наиболее подходящие ему способы самовыражения. Я, сколько себя помню всю свою жизнь мечтал стать художником. Я не знаю почему, но, в начале, мне нравилось срисовывать красивые пейзажи, цветы, а также копии с картин знаменитых художников. Потом, я нашел отклик и поддержку у своего учителя, Юрия Романовича Хлебникова. Он преподавал в нашей школе уроки черчения и рисования, был очень увлеченным человеком и передал мне свою любовь к природе и к творчеству любимых им художников-импрессионистов.

Учеба в Свердловском художественном училище и Санкт-Петербургском Государственном институте живописи, скульптуры и архитектуры им.И.Е.Репина и встреча в стенах этого учебного заведения таких замечательных мастеров как А.А.Мыльникова, А.Л.Королева, Е.Е.Моисеенко, Б.С.Угарова,  Ю.М.Непринцева, дала мне очень много нового и полезного, и несмотря на то, что, большую часть времени приходилось писать и рисовать в стенах мастерской, я никогда не забывал об уроках моего детства и ранней юности. Для  меня живопись это не только интересное времяпровождение, но и способ изучения мира, как, например, это мы видим у художников-импрессионистов, которые художественно выражали то, что ученые открыли , изучая особенности света.

В молодости хочется все испытать и перепробовать. Я работал в различных живописных манерах, пытался через наиболее яркие изобразительные средства, отразить окружающий меня мир, выявить то богатство формы и цвета, которое , как будто спрятана в каждом объекте.  Я восхищался Матиссом и Модильяни, Пикассо и Сезанном, мне интересны были искания современных художников, их композиционные и цветовые находки. Но, я всегда считал, что новое и оригинальное в искусстве должно существовать не только для себя самого или для того, чтобы поразить окружающих. Оно должно исходить из самой сущности природы и умения художника наиболее ярко отразить окружающий мир. Возможно поэтому, всю жизнь я не перестаю учиться у импрессионистов.  Не думая о научных открытиях, они их сделали, работая на природе, отражая единственный и неповторимый момент жизни.  Об этом писал Луи Эмиль Эдмон Дюранти,  французский романист и литературно-художественный критик, современник  и друг художников-импрессионистов.

«Это было большой неожиданностью в тот период, когда, казалось, не оставалось ничего не открытого  наукой… увидеть , новые, вдруг возникающие идеи.      Новая ветвь развивалась из ствола старого  искусства…Колористическая схема, тип рисунка и серии оригинальных видов… В области цвета они сделали гениальное открытие, чей источник нельзя было найти еще где-либо. Это открытие в действительности, состоит в признании того, что сильный свет обесцвечивает тона, что солнечный свет отраженный объектами, имеет тенденцию, в силу его чистоты, приводить их обратно к световому единству, которое «сплавляет» свои семь спектральных лучей в единое бесцветное сияние, которое и есть свет. От интуиции к интуиции, они мало-помалу достигали цели в разделении солнечного цвета, на  лучи, их элементы, и, составляя  опять их единство, посредством общей гармонии цветов в спектре, которую они отражали  на своих полотнах. С точки зрения деликатности  взгляда, изысканности проникновения искусства цвета, это, крайне необычный результат. Наиболее  эрудированный физик не мог бы поспорить с их анализом цвета». (Цитирую по книге: J.RevaldThe history of Impressionism”.

     На мой взгляд, это чрезвычайно сложно начать и довести до исключительной степени законченности работу на пленере, при всей кажущейся легкости и даже небрежности исполнения этих картин, которую не могли оценить по достоинству большинство современников. Изучать природу через живопись, и учиться у этих великих мастеров, что может быть лучше и увлекательнее для человека,  посвятившего себя искусству живописи! Постоянно сталкиваешься с трудностями, вполне прозаического характера. Например, как  поймать в начале и сохранить состояние цвета и освещенности предметов в конце работы над пейзажем или портретом в пленере? И где он, этот конец работы. Ни для кого не является тайной, что, например, Валентин Серов, создавая свои бессмертные портреты, такие как портрет  Татьяны Любатович и «Девочка с персиками», не отпускал своих моделей, заставляя позировать их по много сеансов, чтобы передать всю прелесть ускользающего цвета.

     Второй фактор, который важен для меня при создании пейзажа, это то, что называется «гением места», то, что благотворно воздействует на человека, находящегося в конкретной ауре. Это настроение, безусловно, передается зрителю через удачно написанную работу. Пригороды Санкт-Петербурга вообще, и Пушкин и Павловск, куда я обычно выезжаю, в частности, проникнуты атмосферой удивительного единения природы, искусства, обаяния исторических событий и личностей. Парки Царского Села и Павловска представляют собой удивительную симфонию природы, архитектуры и ландшафтного дизайна. Казалось бы, все эти годы, обследовав, буквально каждый уголок, не перестаешь находить все новые и новые виды, которые открываются твоему глазу, и буквально, просятся на холст. И когда, ты это находишь, то, как будто навсегда забываешь, и о капризах погоды, и о том, какое расстояние пришлось пройти в поисках заветного места, и о том, что реально останется на твоем холсте. Более того, смотря на свою работу зимой, вспоминаешь те мгновения, из которых как будто были сотканы те удивительные дни. Все краски, звуки и запахи оживают, и становятся как вино из одуванчиков у Рэя Бредбери, тем волшебным напитком, который символизирует пробуждение, расцвет и пышное увядание природы, и ты снова ждешь встречи с прекрасным. И если найдется кто-нибудь, который хотя-бы в малейшей степени будет чувствовать то же самое, не это ли самая большая удача для художника!

 

 

 

Добро пожаловать в мою мастерскую!: 4 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *