Удивительное рядом

     В мире много привычного, которое мы не замечаем:  здания, улицы,  деревья, памятники, проезжающие мимо машины – все то, что окружает нас постоянно, являясь частью нашей жизни. Это все оцениваешь только тогда, когда вдруг что-то выпадает из этой цепочки вещей и явлений.

Я люблю Павловск, с ним у меня многое связано. Он захватывает меня полностью – начиная с первого глотка чистого, напоенного всеми запахами леса, воздуха,  флоры и фауны парка: деревьев, трав,  всех его живых обитателей, прыгающих по деревьям, плавающим, прорывающим подземные ходы, и, заканчивая, его, такими естественными, прекрасными как сама природа,  великолепно  интерпретированными человеческим гением, пейзажами-картинами, дворцовыми интерьерами, парковой скульптурой и общей атмосферой ансамбля в целом. Созданный выдающимися художниками, мастерами живописи, скульптуры, архитектуры, садово-паркового искусства, он, как будто, сам по себе призван вдохновлять, и вдохновляет на творчество.

За многие годы мне стал знаком каждый его уголок, но, каждый раз, при встрече с местами, милыми твоему сердцу, они становятся тебе еще ближе. И, в то же время, открываешь для себя что-то новое. Этим новым, в одно из посещений дворца, стал, для меня, мемориальный кабинет директора Павловского дворца-музея Анны Ивановны Зеленовой, расположенный в одном из дворцовых флигелей. Сюда приходят не для того, чтобы полюбоваться изяществом и художественным мастерством оформления залов, а отдать дань памяти этому поистине выдающемуся человеку, без которого невозможно было бы возрождение подлинного сокровища нашей культуры и любимого места столь многих людей, его посещающих.

Здесь есть то самое, что является основной сущностью любой мемориальной музейной экспозиции – эффект присутствия, дух подлинности, то что характеризует данного человека. Это атмосфера захватывает всех, начиная со смотрительниц музея, которые встречают любого посетителя мемориального кабинета, как дорогого гостя, и заканчивая директором музея, который, проводя экскурсии для почетных гостей музея-заповедника, всегда приводит их в этот кабинет. Здесь все настоящее, все рассказывает об Анне Ивановне, как о незаурядной личности. Обставлен кабинет со строгой простотой – большой письменный стол, книжные шкафы, книги, на стенах фотографии, рассказывающие о ней, на столе, бумаги, чертежи, набор чертежных инструментов, которыми она постоянно пользовалась. Большой живописный портрет Анны Ивановны, а также  пейзаж Павловского парка, выполненный на ткани одним из ее воспитанников, — вот, пожалуй, все, что можно отнести к предметам «роскоши». К Анне Ивановне относятся здесь, как к близкому человеку. И, на самом деле, внешне, она производила впечатление обычного человека, каковым она себя и считала. Она просто занималась своей любимой работой, и, в трудное время для нашей страны, просто выполняла свой долг, старалась быть максимально полезной. Но по прошествии десятилетий, становится ясным, что, сделанное ею, было, как будто предначертано свыше. Ей, этой хрупкой, не крепкого здоровья женщине, но, отличающейся, поистине стальной волей,  пришлось сделать многое. Об этом начинаешь думать, стоя в коридорах дворца перед огромными, больше человеческого роста фотографиями руин дворца, сделанными сразу же после войны. А комментарии к этим снимкам, — выдержки из дневников Анны Ивановны Зеленовой.

Какая она была, война? Можно вспомнить мудрые слова выдающегося писателя и поэта Константина Симонова, о том, что она разная. Солдат в окопе, видит одно, командующий войсками генерал, другое, мирное население – третье. А какова же была война для музейных работников? Я смотрю на фотографию, опубликованную в книге воспоминаний Аделаиды Елкиной (приемной дочери А.И.Зеленовой)  об Анне Ивановне. На ней запечатлены четыре женщины – это Елена Николаевна Элькин – директор Летнего сада, Анна Ивановна Зеленова – директор Павловского дворца-музея,  Марина Александровна Тихомирова – хранитель Петергофа, Евгения Леонидовна Турова – директор дворцов-музеев и парков Царского Села. Под фотографией подпись – «непобедимое блокадное братство». Они стоят, как бы стеной, тесно прижавшись, друг к другу, возможно, радуясь очередному дню, прожитому с пользой, глубоко веря в нашу победу. Тогда, как и сейчас, большинство искусствоведов и музейных работников были женщины, они вынесли на своих плечах все тяготы войны.

Анна Ивановна Зеленова – одна из них. Ее жизнь, заполненная работой, заботой о своих друзьях и близких людях, выполнением своего человеческого и профессионального долга перед Родиной, казалось бы, с точки рения ее самой, вполне нормальная и обычная. В то же время,  она необычна настолько, что на ее основе можно создать художественный фильм, по динамике, накалу страстей, насыщенности событиями, не уступающий тем современным фильмам, которые выдвигают на самые высокие награды.

А, в самом деле,  есть фильмы о трудовых подвигах рабочих,  героическом труде ученых, мужестве солдат, работников милиции, спортсменов, альпинистов и т.д. Но еще не создана кинокартина, монументальная по своему звучанию, воспевающая  героизм людей одной из самых мирных профессий – музейных работников, хранителей культурного достояния нации.

Она пришла работать в Павловский дворец-музей в 1934 году, еще совсем юной девушкой, но уже полностью сформировавшимся человеком, прошедшим серьезные жизненные испытания. Родилась в простой семье. Отец – рабочий-механик, специалист по паровым котлам, мать – очень искусная портниха. В семье ей были привиты очень важные жизненные принципы – честность, трудолюбие, любовь к людям, любовь к знаниям и к учебе. Всю жизнь она постоянно училась, а затем делилась своими знаниями и опытом с другими людьми. Это была учеба в  немецкой школе Петершуле, в которой давались отличные навыки черчения. Впоследствии они ей пригодились, когда тяжело заболел отец, и надо было зарабатывать на жизнь, чтобы помогать семье. Как и все талантливые люди, Анна Ивановна, была талантлива во всем. В детстве и юности она посещала балетную и драматическую школы-студии. Занималась в художественной школе и на режиссерских курсах, обучала неграмотных чтению и письму. Как и ее отец, она обладала незаурядными инженерными способностями. Два года она училась в машиностроительном институте. Затем ее всецело охватило стремление к изучению гуманитарных наук и истории искусства. Она училась  в Университете на языковедческом отделении по специальности «искусствоведение», затем на литературном факультете педагогического института им. А.И.Герцена  на вечернем отделении. После учебы на курсах пролетарских экскурсоводов, она разработала много методических пособий для экскурсий по городу, сама проводила эти экскурсии.

В Павловске она  быстро заявила о себе. Через короткое время ее попросили провести для сотрудников музея показательную экскурсию. Вскоре, она стала научным сотрудником музея, а, затем, заведующей научным отделом. Она была, поистине, неутомимым работником. Она писала методические пособия для экскурсоводов, под ее руководством формировались музейные экспозиции (в частности, в павильоне Роз, павильоне Крик, разрушенном во время войны). И, самое, важное, что она сделала в то время – сделала очень много работы по инвентаризации предметов, хранящихся в музее, библиотеки Росси, а также под ее руководством была проведена архитектурная инвентаризация музея. В 1940 году сюда была направлена на практику группа студентов дипломников Академии художеств, для зарисовок и обмеров. Это было очень актуально для тех лет. Несмотря на то, что все музеи, дворцы, частные коллекции были национализированы, объявлены народным достоянием, они находились в весьма плачевном состоянии, будучи расхищаемы теми, кто находился тогда у власти или занимал высокое положение. Эти люди рассматривали культурные памятники и произведения искусства, как свою собственность, которая продавалась за границу, дарилась, давалась в виде взяток, или просто изымалась для обустройства  собственного быта. Известен факт, когда Павловский дворец приезжал известный писатель-классик Алексей Толстой, обласканный нашим правительством, чтобы выбрать для своей дачи в Детском селе что-то подходящее из мебели. Нужно было иметь мужество, чтобы совершить поступок, который совершила Анна Ивановна. Она собралась с духом и напомнила мэтру о том, что, он, по всей видимости, ошибся дверью, а то, что он здесь видит, это не склад его личных вещей, а принадлежит государственному учреждению.

Способности Анны Зеленовой вскоре были оценены по достоинству. Ее пригласили в формирующийся коллектив, создающегося нового музея истории Ленинграда, для которого было выделено помещение особняка Румянцева на Английской набережной. Перед сотрудниками музея стояла цель – организовать большой, необходимый для города музей. Для этого были необходимы талантливые люди с организаторскими способностями, какой и была Анна Зеленова.

Но настоящим испытанием для нее стала эвакуация произведений искусства из Павловского дворца-музея, куда она вернулась летом 1941 года, почти сразу же после войны, в качестве уполномоченного по эвакуации культурных ценностей представителя управления по культуре при Ленгорисполкоме.

Несмотря на то, что еще в 1936 году приказами Управления дворцами и парками Ленсовета была создана специальная комиссия, которая разработала план разгрузки музейных ценностей на случай чрезвычайной ситуации, ситуация, сложившаяся в Павловском дворце в начале войны, была совсем не простая. Был общий настрой руководства музея на консервацию музейных ценностей, и, все, что можно было, перенесли на первый этаж. Но никто еще не мог осознать размеров надвигающейся опасности, никто даже не мог представить, что бомба попадет в сам дворец. Две недели, так необходимые для сборов и упаковки были потеряны. И тогда Анна Ивановна принимает решение об эвакуации всего, что можно эвакуировать, и тщательном захоронении того, что нельзя было увезти. Так была спасена представляющая огромную ценность коллекция античной скульптуры Павловского дворца. Она была спрятана в подвалах и замурована, а чтобы скрыть то, что стена, на самом деле новая, ее забрызгали раствором и грязью. Благодаря стараниям Анны Зеленовой эта коллекция дошла до наших дней невредимой. Много скульптуры было зарыто в самом парке. И вся эта работа была сделана, преимущественно, силами местных жителей, не ушедших на фронт – стариков, женщин, детей-подростков! Но это было еще не все. Предстояло еще решать проблемы, связанные с отбором, упаковкой и транспортировкой предметов, предназначенных для эвакуации. Параллельно с этим научные сотрудники занимались зарисовками тканей, предметов интерьера, архитектуры дворца, именно эти бесценные документальные зарисовки помогли потом в восстановлении музейной экспозиции. Сама Анна Ивановна делала постоянные хранительские обходы, с подробным описанием увиденного. И все было в полном порядке, все было зафиксировано с предельной точностью, это ценно вдвойне, если учесть те условия, у которых делалась эта, поистине титаническая работа – грохот снарядов, постоянные отключения электричества, предельно сжатые сроки. Часть экспонатов была эвакуирована в Горький (Нижний Новгород) и Сарапул. Но большинство экспонатов хранилось в подвалах Исаакиевского собора. Анна Ивановна ушла из Павловска 15 сентября 1941 года, когда немцы уже входили в город. До Ленинграда был долгий и мучительный путь пешком. А затем последовали 900 дней блокады, ожидание победы  и работа  в Исаакиевском соборе.

К 60-летию Победы в подвалах Исаакиевского собора была открыта выставка «Чтобы помнили». Она  была посвящена пригородным дворцам-музеям, чьи экспонаты хранились там. В экспозиции была освящена и деятельность Анны Ивановны Зеленовой. Хранить эти экспонаты было далеко не просто. Подвалы были сырыми и не отапливаемыми, в некоторых из них была вода. Приходилось использовать каждых теплый погожий день для того, чтобы просушить экспонаты. Так, к примеру, между колонн Исаакиевского собора были протянуты веревки, на которых сушились старинные ковры.

Анна Ивановна вернулась в Павловск только зимой 1944 года. Есть фотография, сделанная, ею самой, и ею же самой и названная «Слезы дворца». Это – кусочек оплавленного свинца в крыши горящего дворца, как будто слезы ее самой. Но, прежде всего, она была человеком действия. А, действовать нужно было не раздумывая. Самое, главное, нужно убедить соответствующие организации в крайней необходимости восстановления дворца и парка. И она это сделала с присущими ей напором и убежденностью. Ведь, если вчитаться в ее отчет о первом послевоенном хранительском обходе, с точки зрения обычного человека, становится ясно, что дворца фактически нет, но тут же, во второй части своего рапорта, она с неумолимой настойчивостью приводит перечень сохранившихся деталей и предметов из дворца, по которым можно его восстановить. Следующими задачами были провести консервацию, т.е., защитить то немногое, что сохранилось, а для этого необходимо было в самые кратчайшие сроки восстановить кровлю дворца. Чтобы это сделать, нужна была самая лучшая строительная техника. В управлении по строительству аэродромов был такой один единственный строительный кран, заполучить который не представлялось никаких возможностей. И тут Анна Ивановна использует все свои связи, даже случайные, апеллируя к человеческим чувствам.  Случайно, в трамвае она встречает знакомого солдата, по довоенной специальности он был скульптором.. Этот солдат служил в частях Государственного аэродромного управления. Он подсказал, как записаться на прием к инженер-капитану Государственного управления аэродромного строительства НКВД С.М.Сапгиру, который, как оказалось, очень любил Павловск. В Павловском парке до войны он и его будущая жена любили гулять. Но при всем желании как-то помочь Анне Ивановне, он не мог принять такое ответственное решение, и тогда, эта смелая женщина, сказала ему, что все равно, добьется своего любыми путями, хотя бы даже дело дошло до беседы с всесильным главой НКВД Берией. И тут С.М. Сапгир, видя целеустремленность и настойчивость Анны Ивановны, подсказал, к кому именно надо обратиться по этому вопросу в Москве, сделал все, чтобы она попала к Л.Б Сафразьяну, заместителю Берии, человеку суровому, властному, но, умеющему ценить преданных идее людей. Как великий мастер убеждать людей в правоте своего дела, Анна Ивановна добилась необходимой помощи.

Помимо дворца, превращенного в руины, парк, над которым трудилось несколько поколений художников, архитекторов, садоводов, был искалечен и обезображен фашистскими варварами. Уходя, они его заминировали. Каждый день при разминировании парка гибли саперы, среди которых было очень много молодых девушек.

Предстояла кропотливая работа по реставрации интерьеров дворца, созданию музейной экспозиции, восстановлению парковых насаждений. Вот, где пригодились ценнейшие документальные материалы, спасенные во время войны, а также записи, планы и зарисовки, сделанные самой Анной Ивановной и ее сотрудниками. Например, по тщательно сделанным рисункам декоративного убранства интерьера, выполненными Т.А.Баженовой, были восстановлены ткани штор, обивки мебели, знаменитый балдахин над кроватью императрицы Марии Федоровны.

Тысячи деревьев в парке были безжалостно спилены, новые деревья высаживались на месте пней старых. Соответственно, подбирались породы деревьев.

Помимо научных проблем, на директора, в буквальном смысле слова, навалились не только хозяйственные проблемы (например, как и где достать деньги, стройматериалы для восстановления дворца и парка), но и чисто бытовые, житейские проблемы. После войны люди недоедали, очень трудно было достать дрова для обогрева помещений, не было необходимых в повседневном быту вещей. А она отвечала не только за себя и за свою пожилую мать, но взвалила на свои плечи заботу о своих сотрудниках. Она постоянно ходила пешком в город, привозила на саночках продукты, поскольку только у нее был спецпропуск на проезд из Павловска в Ленинград, договаривалась с местными жителями насчет молока от их коров, чтобы как-то поддержать больных, ослабленных сотрудников, а также их детей.

Параллельно с этими повседневными хозяйственными заботами, нужно было решать принципиальные вопросы, касающиеся будущей музейной экспозиции, методических разработок  для будущих экскурсий, привлечения высококвалифицированных кадров. Она сумела сплотить, окрылить идеей коллектив больших мастеров, профессионалов своего дела. Вместе с Анной Ивановной работали такие выдающиеся мастера своего дела как архитектор Федор Федорович Олейник, Анатолий Владимирович Трескин- художник от бога, не мысливший себя без кистей и красок, Наталия Ивановна Громова, осуществлявшая контроль за качеством реставрации, Михаил Маркович Козлов, опытнейший мастер, возглавлявший бригаду паркетчиков, Виктор Яковлевич Евсеев – мастер обойных и драпировочных работ. Ей помогали единомышленники – Николай Викторович и Зоя Андреевна Вейс, Станислав Владимирович Трончинский, Ивановна. Очень непростые отношения были у Анны Ивановны с Анатолием Михайловичем Кучумовым – главным хранителем музея, но под его руководством был разработан экспозиционный план залов Павловского дворца. Он идеально чувствовал каждый предмет в экспозиции, знал историю каждой вещи, обладая великолепной зрительной памятью, он мог определить, откуда попала к нему в руки та или иная вещь, он знал, что хранится в ведущих мировых музеях, побывав там, или тщательно изучив их альбомы и каталоги. Вместе с Анной Ивановной Зеленовой они делали одно большое и нужное всем дело.

В сложнейшей дискуссии Анне Ивановне удалось отстоять свой план восстановления дворца, а именно, в том виде, в каком он существовал уже при Марии Федоровне. Среди серьезных оппонентов Анны Ивановны была крупный специалист по античному искусству и архитектуре Анна Петровна Чубова. Она настаивала на восстановлении только центрального, созданного по проекту Ч.Камерона,  корпуса дворца. С большим трудом, используя присущие ей мастерство убеждения и чувство такта, бесконечно уважая заслуги А.П.Чубовой, А.И.Зеленова  провела в жизнь свой план реставрации дворца, предусматривающий восстановление галерей Винченцо Бренны.

Дворец и парк постепенно возрождались, превращаясь из руин в те дворец и парк, которые люди знали до войны.  И, вот, эти результаты, достигнутые титаническим трудом, могли бы быть сведены на нет. Кто-то в верхах нашел более «полезное» применение «пустующему» зданию и огромным угодьям. Выдвигались идеи размещения во дворце зоотехникума, туберкулезной больницы для детей, военно-морского училища. Анна Ивановна желая обрести моральную поддержку, обратилась с письмом к академику Игорю Эммануиловичу Грабарю. Опасность для музея была серьезная. История полна печальных страниц, когда, таким образом, практически уничтожались музеи. Предметы распределялись по другим музеям, а здания, использовавшиеся не по назначению, приходили в полный упадок. Плоды этого «рачительного» использования музейных площадей мы видим и сегодня на примерах Гатчинского дворца и Александровского дворца в Царском Селе. Но, наверное, все-таки свершилось так страстно желаемое и долго ожидаемое чудо, миновала и эта опасность, и в 1956 году были торжественно открыты первые десять залов дворца. К 1970 году дворец был восстановлен полностью. Чтобы посмотреть это рукотворное чудо. Выстраивались огромные очереди к кассам. Восстановлены были не только дворец и парк, восстановлен был и сам дух Павловска. Все здесь было пронизано искусством. Во дворце работали студии по изучению истории искусства, литературный кружок, театральная студия, приезжали с концертами знаменитые на  всю страну артисты – Игорь Ильинский, Любовь Орлова, Юрий Визбор, еще студенткой здесь начинала выступать с концертами Елена Образцова. В это самое время, считавшееся стабильным и спокойным, когда самые основные, болевые проблемы для дворца были решены, и, он стал, выражаясь современным языком, известным туристическим «брэндом», тогда она стала не нужна. Новое время, именуемое эпохой застоя, порождало потребность в новых людях – не деятельных и самоотверженных, а спокойных и удобных, не выходящих за рамки инструкций и распоряжений, и, желательно близких к партийным кругам. В 1978 году  Анну Ивановну освободили должности директора музея и перевели на культмассовую работу, а в 1980 году ее не стало. Она умерла на боевом посту, в Павловском дворце, выступая на партсобрании.

Не мысля своей личной жизни, которой, с точки зрения обычного человека у нее и не было, она совершила не только научный, но и человеческий подвиг. Эти две стороны ее бытия были тесно переплетены. В результате работы по возрождению дворцово-паркового ансамбля, ею была открыта и разработана методика консервации и реставрации культурных объектов, разрушенных во время войны. Годы спустя, когда в научных кругах решили присвоить по результатам ее работы докторскую степень без защиты диссертации, она поступила, как настоящий гражданин и патриот, заявив, что никогда не зарабатывала для себя материальных благ на бедствиях своего народа.

Ее человеческий подвиг – это подвиг любви к Родине и своему народу, выраженный в том, что она сумела отстоять, возродить, и вернуть ему самое главное – его культурное достояние. Она боролась за Павловский музей-заповедник до войны, когда считалось, что такой неуравновешенный и бездарный правитель, каким было принято считать Павла I, вовсе не нуждался в увековечивании его памяти. И, все, что создано было по его заказу (как, впрочем, и по воле других венценосных заказчиков), это было создано не благодаря им, а вопреки. Талантливые мастера из народа, вопреки царившему тогда гнету и произволу, проявляли свой яркий творческий талант. Под руководством этой хрупкой женщины, обладающей совсем не женскими волей и целеустремленностью, дворец и парк восстали из руин и из пепла. И сейчас, вернувшиеся к людям, они продолжают жить той жизнью, которая  была дана им их создателями, которую она как бы вдохнула в них, возродив эти шедевры для потомков. Результатом долгого и упорного труда руководимого ей музейного коллектива, явился не бездушный новодел, который имеет место быть в наши дни, как результат, так называемых реставраций, а возрожденный дух эпохи. Приходишь к мысли о том, что если император Павел I и его супруга Мария Федоровна оставили после себя  такую память в виде таких подлинных жемчужин, каковыми являются дворец и парк, то им стоит за это поклониться.

Анну Ивановну, сотрудники музея не забывали никогда, но почему-то именно сейчас, в последние десятилетия ее личность, ее жизнь и деятельность вызвали новую волну всеобщего внимания. Годы перестройки, экономических реформ, становления нового общественного самосознания, безусловно, способствовали этому. И деятельность директора музея сейчас, а особенно, какой она была в 90-е годы, по степени ответственности принятия решений в чем-то сродни деятельности в годы войны. Как восстановить пришедшие в запустение музейные объекты, где изыскать материальные средства, как договориться со спонсором и меценатом, в конце концов, какова должна быть пропаганда культурного и духовного наследия в наше время, когда всех интересует только материальное? Для этого нужно быть по-настоящему творческим человеком, каким была Анна Ивановна Зеленова.

Мы принимаем за истину, что, как правило, талантливый  и преданный своему делу человек  в нашей стране, остается не понятым своими современниками. «Большое» видится на расстоянии. Сейчас по прошествии уже почти тридцати лет со дня ухода Анны Ивановны Зеленовой многое сделано, чтобы увековечить ее память.  В 2005 году во дворце был открыт ее мемориальный кабинет, в Павловске в честь нее была названа улица, проводится конкурс на ее памятник, и она сама была названа человеком ХХ столетия. Но все то, что она сделала для людей, безусловно, достойно того, чтобы говорить об этом как можно чаще и добрым словом вспоминать этого светлого человека, вернувшего нам то удивительное, которое всегда рядом, и, которое никогда не хочется терять.

 

 

Использованные материалы:

Аделаида Елкина. Сделайте это для меня. Общество «Знание». С.Петербург. 2005

Интервью  с директором  Государственным музеем заповедником «Павловск» Н.С.Третьяковым.

http://www.stroy-press.ru/?id=4433

Материалы интернет-сайтов:

Культурный слой. Хранители. http://www.5-tv.ru/programs/broadcast/391/

Ирина Марчук. Любители Павловска выбирают памятник Анне Зеленовой. «Мой район»  http://www.mr-spb.ru/story/pushkn/story_3670.html

Союз музеев Росии. Экспозиции музея-заповедника «Павловск» http://www.souzmuseum.ru/news/2006/Ekspozicii_Muzejazapovednika_Pavlovsk.html?SID=9b1a17a2be9d38bb90a10c03c8e6c78d

Исаакиевский собор. Чтобы помнили. http://www.cathedral.ru/museum/exhibitions/remember

ГМЗ «Павловск» http://www.pavlovskmuseum.ru/museum/pavlovsk_history/poteri/






Индекс цитирования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CommentLuv badge